• Экономика 19.05.2010

    Череда техногенных катастроф в России (очередной из них стали взрывы на шахте с символическим названием «Распадская») не прекращается. И едва ли прекратится, пока вся властная вертикаль в России пронизана только одним мотивом своей деятельности – извлечением сиюминутных выгод. Все остальные категории (в т.ч. ценность человеческой жизни) при принятии решений уже давно практически не принимаются во внимание. В лучшем случае о них вспоминают постфактум, когда нужно сыграть на публику, слегка пожурив перед телекамерами «нерадивых чиновников и управленцев». Хотя в нормальном человеческом обществе тем, кто повинен в гибели людей (тем более – неоднократно) уже давно поотрывали бы головы.

    В современном же обществе головы отрывают только в тех случаях, когда речь идёт о больших деньгах. Человеческие жизни – уже не повод… Их цена (выплачиваемая в виде символической денежной компенсации родственникам) ныне невелика.

    О том, что происходит с нашим обществом и к чему в итоге всё это приведёт философ Александр Панарин пишет следующее:

    «Экономический человек» сегодня готов кастрировать национальную культуру, тщательно выбраковывая все то, в чем он подозревает некоммерческое воодушевление и мужество самодостаточности. Он готов искоренить культуру самоценных форм, всюду заменив ее функциональной прикладной культурой, постоянно памятующей о пользе и отдаче.

    Плодить титанов такая культура не в состоянии. Не случайно американский роман, еще в начале века повествующий о титанах, в том числе в области предпринимательства (см. одноименный роман Т. Драйзера), ныне с социологической скрупулезностью описывает клерков и менеджеров.

    Кто такой менеджер? В общем значении это агент, подчиняющий те или иные формы социальной активности процессу производства прибыли. Иными словами, менеджер является полномочным представителем экономической власти в ее борьбе с рудиментами или рецидивами некоммерческого подхода к миру. Его назначение — отсекать все нефункциональное, не сулящее отдачи, под какими бы предлогами оно ни заявляло о себе. Менеджер преследует в качестве сомнительных и незаконных все мотивы в культуре, кроме экономических, и выступает в роли резонера, призывающего публику расходиться, если дело не пахнет дивидендами.

    Сегодня, когда экономическая власть, с ее вездесущими агентами-менеджерами, заявляет о своей претензии на полное и безраздельное господство, в самый раз подумать о сдержках и противовесах. Ни один народ, ни одна культура не способны выжить, если в качестве господствующего мотива и императива выступает прибыль.

     

    До сих пор все мы жили в условиях многоукладной культуры, где императивы рыночной эффективности и пользы так или иначе дополнялись и корректировались другими, касающимися иных измерений нашего бытия. Сегодня «экономический человек» заявил о себе в качестве тоталитариста, не признающего законных прав других, выступающих с иными мотивами и целями. Последние он объявляет иррациональными и подлежащими полному искоренению…

    Сегодня экономикоцентричная рассудочность готова, кажется, навсегда изгнать поэтов и пророков из современного полиса. В этом отношении она уподобляется тоталитарности другого, более древнего типа.

    В чем состоят особенности ее стратегии? Они связаны с понятием товара как универсальной, всеохватывающей категории. Во-первых, речь идет о том, чтобы буквально всем явлениям жизни и культуры придать товарную, а значит, отчуждаемую форму меновой стоимости. До сих пор культуры были дуалистическими: наряду с тем, что продается и покупается на рынке, они содержали неотчуждаемый фонд ценностей личного и коллективного назначения. Во всякой здоровой культуре непродажными считались любовь и вдохновение, истина и красота. Также непродажными выступали и испытанные коллективные ценности: родной язык и священная земля предков, национальная территория и национальные интересы, гражданский и воинский долг.

    Международная же экономическая власть, сегодня выступающая как власть доллара, с болезненной ревностью относится к этим непродаваемым и неотчуждаемым ценностям. Пока они существуют, она чувствует себя ограниченной и неполной: там, где есть люди, которых нельзя купить, она ожидает неприятных сюрпризов и подвохов. Нынешняя «постмодернистская» критика вечных и нетленных ценностей может быть по достоинству оценена в свете амбиций мировой экономической власти, исполненной решимости подавить «последние» очаги сопротивления. До тех пор пока все на свете не превратилось в товар, имеющий свою цену и подлежащий продаже, экономическая власть не может считаться тоталитарной — безраздельной и всеохватывающей. Вот почему все то, что не имеет товарного статуса и признанной меновой стоимости, господствующий либерализм объявляет пережитками традиционализма. Завершение модерна мыслится как завершение процесса превращения былых ценностей в прозаический товар, имеющий своего продавца и своего покупателя.

    Иными словами, экономическая власть чувствует себя вполне суверенной там, где четко определено, кому и сколько надо заплатить за любые выгодные ей решения и действия.

    Именно с этой логикой экономической власти связана современная американская стратегия завоевания мира. Пока Америке противостояли на мировой арене национальные мыслители, политические лидеры и полководцы, мир казался иррациональным, ускользающим от калькуляции, полным сюрпризов. Но когда указанные персонажи вытесняются товаровладельцами, продающими свой интеллект и находчивость, способность влиять на исход переговоров или исход сражений, тогда мир сразу же принимает узнаваемый рыночный облик, становится предсказуемым и подвластным. В таком мире власть измеряется количеством долларов, предназначенных для подкупа. Только в этом мире владельцы наибольшего количества денег автоматически оказываются наделенными наибольшей властью. Отсюда ясно, что первым шагом на пути строительства однополярного мира является всемерная дискредитация внеэкономических ценностей — тотальное очищение культуры от ценностных анклавов, противостоящих экспансии менового начала…

    Речь идет о новой глобальной культурной революции, связанной с разгромом национальных святынь. Второй шаг — это приватизация национального потенциала властвующими элитами, превратившимися в его монопольных «товаровладельцев».

    Парадокс демократической Америки, ведущей свое глобальное наступление, состоит в том, что ею последовательно отвергается ключевое для демократии понятие политического суверенитета народа. Дело в том, что там, где имеет место такой суверенитет, национальные интересы по определению не могут быть предметом купли-продажи. Для того чтобы это произошло, властные элиты должны приватизировать этот суверенитет, получив полную свободу и бесконтрольность своих действий в международной политике. Национальный интерес должен стать товаром, а властная элита — его товаровладельцем, не связанным никакими императивными мандатами со стороны нации.

    Наряду с этим должно быть обеспечено и определенное техническое условие — единое мировое финансовое пространство, основанное на единой международной валюте. Только в таком пространстве различные властные элиты могут беспрепятственно торговать своим специфическим товаром — национальными интересами, получая взамен адекватное денежное вознаграждение.

    Если в таком пространстве еще встречаются политические лидеры, не готовые считать национальные интересы обмениваемым товаром, то против них мобилизуется гигантская машина дискредитации, облегчающая последующее применение более жестких военно-политических технологий. В этом контексте становится понятным беспрецедентный натиск на таких национальных лидеров, как президент Белоруссии А. Лукашенко или президент Югославии С. Милошевич. Они выступили как нарушители «закона стоимости», представители доэкономической политической культуры, выводящие национальные интересы из сферы финансового обмена. Тем самым они не только бросили вызов персонально Америке — они бросили вызов «экономическому человеку» как господствующему социокультурному типу, шествующему по миру с новой миссией.

    Пока на местах существуют неотчуждаемые ценности, глобальная власть невозможна. Только вовлечение этих ценностей во всемирный оборот купли-продажи обеспечивает тем, кто сосредоточил в своих руках мировые финансы, действительно полную власть над миром.».

  • 27 Мнений

    WP_Modern_Notepad
    • Владимир:

      О сегодняшних новостях по ОРТ, РТР, НТВ: депутаты приняли законопроект о полном запрете алкоголя в любых промилле за рулем. Об этом помпезно заявили в примерно пятиминутном новостном ролике. ВАЖНАЯ ТЕМА! Спрашивается, а над какими законами вообще они думают? У нас что, это-главная проблема, и почему такого простого закона не могли принять раньше? Может, в след. году примут закон о полном-полном запрете спиртного за рулем?
      Или, еще, теперь будут смаковать неделю новость о том, как какая-то очередная американская семья отказалась от русского ребенка из якобы неблагополучной российской семьи. Тогда как в самой стране ни хера не строят, а только закрывают детдома, кол-во брошенных беспризорников уже миллионы, но ведь есть же и ПЛОХИЕ АМЕРИКАНЦЫ.
      Короче, мы вернулись в эпоху брежневского застоя, характеризующегося пиздоболизмом и самолюбованием власти. Известно, что это не лечится, а только искореняется.

    • Марина:

      Как же ты их всех искоренишь? ((((

    • Щиблетов:

      ну именно в том,чтобы не пить за рулём,я плохого не вижу. да и вообще эта дикая автомобилизация достала. скоро уже по крышам автомобилей пешеходам ходить придётся, потому что места свободного не будет даже на тротуарах.
      а по теме статьи- да,капитализм- это причина всех бед.

    • Владимир:

      Никак. Христианину подобает молиться за существующую власть.

    • Вершинин Владимир:

      Владимир написал: «Христианину подобает молиться за существующую власть».
      * * *
      Не скажите… Если в логике пространства закономерно побеждают физически сильнейшие, то в логике метаисторического времени, открытой мировыми религиями, торжествуют униженные. Поэтому исторически и архетипически (Святая Русь) реальным «средним термином» в России является не «средний класс» индивидуалистов (обязанных своим успехом исключительно себе, избегающих какой-либо групповой идентификации и стремящихся держаться в «ценностно нейтральном пространстве»), а ГОСУДАРСТВО, в основе всех функций которого ДОЛЖНА лежать одна главная функция — оно есть оружие «слабых» против злоупотреблений «сильных» (даже в старом российском гимне «Боже, царя храни!» есть слова: «Гордых смирителю, слабых хранителю…»), указывая последним (то есть «сильным») их место в соответствии с христианскими ожиданиями о нравственном превосходстве «нищих духом», к которым обращается Христос со словами «вы наследуете землю», что есть не столько привилегия, сколько ответственность, о которой и напоминает Сын Божий, имея в виду то, что Отец изъял землю из «сферы компетенции» менял: «Землю не должно продавать навсегда; ибо Моя земля; вы пришельцы и поселенцы у Меня» (Лев 25:23). Носителем такой ответственности может быть только «община бедных», так как (в отличие от богатых индивидуалистов) им не на кого ее сбросить, ибо нет у них «запасных» родин, куда можно было бы в случае чего «свалить».

    • Сон:

      Вот уж действительно НЕНОВОСТИ)))
      То, что было очевидно комуннистам, сейчас тщательнейшим образом анализируется))

    • Щиблетов:

      ну тут то ,что очевидно коммунистам, зачачтую подаётся с помощью всякой мистики, прохановщины и задорновщины)

    • Вершинин Владимир:

      Сон написал: «То, что было очевидно комуннистам, сейчас тщательнейшим образом анализируется».

      Щиблетов написал: «…то ,что очевидно коммунистам, зачачтую подаётся с помощью всякой мистики, прохановщины и задорновщины».
      ***
      Марксизм был сильнейшей «научной» САМОкритикой Запада, исходящей из изначального либерализма (эмансипации индивида) Модерна и экономикоцентризма, как главного средства достижения этой эмансипации — созидательные творческие потенции индивида должны автоматически раскрываться, как следствие его непрерывно возрастающего материального благосостояния (?!). На марксистскую критику господствующие классы Запада не могли найти адекватного ответа почти 150 лет. Парадоксально, но в этом затруднении «господам мира сего» помогли европейские «новые левые» примерно в середине прошлого века наконец-то сообразившие, что для Капитала основным источником прибыли является способность людей к производству — человеческое качество, истоки которого лежат в Культуре, как овнутренном в нашем индивидуальном сознании коллективном историческом опыте, организованном в кантовскую «априорную рамку» триады: система верований, система ценностей, система норм. Следовательно, чтобы раз и навсегда покончить с Капиталом, нужно лишить его первичных источников прибыли, произведя деконструкцию «идеального», в частности, Государства и Культуры. Лечение головной боли с помощью гильотины! Господствующие классы быстро сообразили, что такое радикальное средство дает им исторический шанс на сохранение главного — своего господства, — так как деконструкция «идеального» лишает «трудящие массы» УСТОЙЧИВОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ (солидарности), определяющей необходимый для сопротивления и протеста уровень социальной энергии. Планируемое общество Постмодерна — это «бартовски бормочащие шизомассы делезовских ризом», интересующихся лишь непосредственно прилегающим к индивиду пространством и только его способных организовать, а потому «руководимых и направляемых» сохраняющими свое господство «новыми богатыми».

      Большие исторические альтернативы рождаются не на пустом месте, методом волюнтаристских импровизаций, но лишь в лоне большой традиции. История распорядилась так, что для России такой традицией является Православие. А базой научного метода является «наблюдение-обобщение-верификация». В соответствии с этим научный метод признает лишь свойства объектов, наблюденные в опыте. В частности, в опыте историческом — для социальных систем.

    • Алёна:

      К слову о тоталитаризме менеджеров…они и их наниматели плодятся как кроли, постепенно вытесняя из жизни те самые внеэкономические виды человеков тем, что их лишают среды обитания. Достаточно взять любую газету по трудоустройству: везде экономисты, менеджеры-хренеджеры, юристы и секретутки, а на реальную, нужную работу,скажем производство, сельское хозяйство, культура и т.д. вакансий и соискателей вполовину меньше. После этого вся нынешняя говорильня насчёт самореализации просто смешна. Создаётся впечатление, что кроме тупого просиживания штанов в конторе и втюхивания народу всякой х…ни уже негде самореализовываться. А если человек не видит своей жизненной миссии в постоянном повышении уровня продаж и тому подобной пое…ни, значит, он неправильный человек и его надо срочно лечить. Надеюсь, это ненадолго. Всем этим менеждерам скоро станет нечем торговать и они перевешаются с горя, не сумев заработать денег на новую тачку круче чем у соседа Васи.

    • Щиблетов:

      дак наоборот вроде переизбыток юристов и экономистов,и они уже давно не требуются. а рабочие, по крайней мере до кризиса требовались

    • роман:

      Вершинин вы хоть сами поняли что написали ? вы тут сам с собой чтоли разговариваете ? По Русски можно говорить? какое православие , это чтоли иудейское ? не смеши ! оно и является корнем мирового капитала ! что мы видим при входе в церковь? мы сразу же утыкаемся в торговую точку напротив алтаря ! иконки свечечки книжечки — БИЗНЕСС ! удали РПЦ просветлишь часть серой массы .

    • Вершинин Владимир:

      Роман написал: «…какое православие, это что ли иудейское? не смеши!»
      ***
      Интеллигенция — это слой людей, умеющих отвлекаться от эмпирической действительности — социо-культурного РЕФЕРЕНТА, всегда конкретного в пространстве и времени, — в пользу текста.

      Не таков Христос, знавший к кому он обращается со словами «вы наследуете землю». Об этом социо-культурном референте хорошо сказал Ф.Тютчев: «…Удрученный ношей крестной, // Всю тебя, земля родная, // В РАБСКОМ виде Царь Небесный // Исходил, благословляя…». В греческом варианте Нагорной Проповеди множественное число от «нищий» звучит как «птохой» и имеет основное значение «бедный», «обездоленный». Уже в Ветхом Завете читаем: «Ради страдания нищих и воздыхания бедных ныне, восстану, говорит Господь, поставлю в безопасности того, кого уловить хотят» (Пс 11). И, например, Луке не надо было это объяснять. Потому в своем Евангелии от и пишет: «Напротив, горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение. Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете. Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! ибо так поступали с лжепророками отцы их» (Лк 6:24).

      В работах известного специалиста по теории цивилизаций Ш.Эйзенштадта детально исследовано значение ГЕТЕРОДОКСИИ (религиоведческий термин, обозначающий течения в рамках одной конфессии, отличающиеся от ортодоксии разной степенью отхода от институционально принятых принципов и ритуалов) для движений инакомыслия и протеста, возникавших в социо-культурной среде, сформировавшейся в рамках «осевых» цивилизаций. Исторический пример — ПРОТЕСТантизм, как путь индивидуального, тогда как Православие — путь коллективного спасения по слову св. апостола Павла из его «Послания к Евреям»: «Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией; чтобы какой горький корень, возникнув, не причинил вреда, и чтобы им не осквернились многие» (Евр 12).

    • Щиблетов:

      вы, Владимир, так пишете,что ничего непонятно. чего на сайт РИД не заходите, там много любопытных статей

    • Вершинин Владимир:

      Щиблетов написал: «вы, Владимир, так пишете,что ничего непонятно».
      ***
      Это потому, что не освоил англо-американскую культуру коротких мыслей и фраз, да инфантильных идиом.

      Щиблетов написал: «чего на сайт РИД не заходите, там много любопытных статей».
      ***
      Заходил, но вскоре стало понятно, что именно с такими гражданами и «слиняла» Россия в три дня февраля 1917 г. (В.Розанов). Гражданами, для которых русская нация лишь тем и славна, что носит кушаки, сарафаны и пьет чай из самоваров, когда «весь «русский дух» не идет дальше фальшивого, поддельно народного фразерства, высочайше утвержденного «дю-рюсс с петушками», дурного quasi-pyccкoгo лубка XIX века ; все православие не идет дальше торжественного архиерейского молебна в табельный день с провозглашением многолетия высочайшим особам» (кн. Н.Трубецкой).

      После героической наполеоновской эпохи Францию времен Луи Филиппа «заселил» буржуа-мещанин, не способный всерьез что-либо защищать (катастрофы Франции и в 1871-м и в 1940-м годах).

      Характеризуя неспособность французов защитить свою Родину, один из основателей знаменитых «Анналов» выдающийся французский историк Марк Блок (закончивший Первую мировую капитаном с несколькими боевыми наградами, вновь мобилизованный в армию в 1939 г., переживший разгром 1940 г. и дюнкеркскую эвакуацию на Британские острова, расстрелянный гестаповцами в 1944 г. как участник французского Сопротивления) в своей книге «Странное поражение» (написана в 1940 г., опубликована посмертно в 1946 г.) пишет: «Две категории французов никогда не поймут истории Франции: те, кого не волнует память о коронации в Реймсе, и те, кто без трепета читает о празднике Федерации». (Реймс — историческая СВЯТЫНЯ Франции, город, где коронация Жанной д’Арк Карла VII в Реймсском соборе стала символом освобождения Франции в Столетней войне. Праздник Федерации 14 июля 1790 г., в первую годовщину взятия Бастилии революционными массами Парижа, — символ национального единства и демократии.) Блок явил пример высокой гражданственности, с болью написав: «Я принадлежу к поколению с нечистой совестью», осуждая французскую БУРЖУАЗИЮ, потерявшую контакт с собственным ГЕРОИЧЕСКИМ прошлым.

      Так и российский «новый человек» — это дюжинный буржуа-мещанин, вызревший в ПОСТсталинском СССР, для которого нет такого НАЦИОНАЛЬНОГО унижения, которое он не готов вынести ради того, чтобы избежать опасной конфронтации — «Идет чумазый и, кажется, уже пришел» (М.Салтыков-Щедрин).

      Исторический опыт показывает, что социальный хаос (как следствие «хаоса в головах») преодолевается выстраиванием системы приоритетов и иерархии ценностей. В предреволюционные годы и в период революции 1917 г., в годы Гражданской войны и первые годы Советской власти, в период НЭПа в России развелось огромное количество «юношей Эдипов» (привет З.Фрейду): массовое бегство с фронтов Первой мировой, массовое анархическое движение, вседозволенность декаданса и «новой пролетарской культуры» и проч. и проч. В сталинский период «юноша Эдип» как социо-культурное явление сошел «на нет». Читаем «Реванш истории» А.Панарина:

      «…гигантский инверсионный шаг был сделан Сталиным на рубеже 20-30-х годов. Он восстановил в новых формах консенсус служилого государства. Перманентные чистки среди партийно-государственной элиты в сугубо профессиональном плане были несомненно деструктивными и по «веберовским» критериям вели к потере качества управления. Но в более широком плане они стабилизировали государство, потому что положили конец служилому абсентизму и сибаритству верхов, поощренных указами Петра III, Екатерины II и всей логикой «верхушечной» европеизации. Общество снова стало тотально служилым, и НАЦИОНАЛЬНЫЙ РАСКОЛ по этому критерию БЫЛ ПРЕОДОЛЕН».

      Большие исторические альтернативы рождаются не на пустом месте, но лишь в лоне большой традиции. История распорядилась так, что в христианском мире Евразии возникли две таких традиции: (1) восточная (православие), родившая идеи «Святой Руси» и «Москвы — Третьего Рима», как ХРАНИТЕЛЕЙ народов и их традиций; (2) западная (католичество и протестантизм), давшая идеи либерализма (и его САМОкритики в лице марксизма), ПРОГРЕССИСТСКИ претендующего на всемирное воплощение (посредством эмансипации индивида от всего ИДЕАЛЬНО-надындивидуального божественного или «человекотворного»). И.Сталин делает мучительный (для него и всей страны) выбор в пользу традиции восточной и исторически-российской, понимая, что те, кто не порождают свои собственные смыслы и обстоятельства будут вынуждены следовать смыслам и обстоятельствам, создаваемым другими (например, уже почти столетними «мягкими» усилиями CFR).

      В сталинском преодолении прежнего российского национального раскола замечательно то, что возвращение России-СССР к своей традиционной «московской» форме государственности позволило подключить к европейскому проекту Просвещения большинство «социальных низов», что высвободило огромную социальную энергию, позволившую: восстановить страну после Гражданской войны, подготовиться к предстоящей войне, победить в Великой Отечественной и вновь восстановить страну. Этой энергии хватило также на последующие атомный проект и космическую программу.

      Сплошную грамотность можно внедрить, затратив соответствующие силы и средства. Научившиеся читать могут поглощать комиксы, детективы и «супердетективы», «маленькие тексты с большими картинками» (особенно порнографического содержания). Однако юноши и девушки, усвоившие грамотность в первом советском поколении, стали читать Пушкина, Толстого, Достоевского — уровень, на Западе относимый к элитарному. Нация прорвалась к (родной) классике, воспользовавшись всеми предоставленными ей возможностями новой российской государственности: массовыми библиотеками, массовыми тиражами книг, массовыми формами культуры, клубами и центрами самодеятельности. Сравните с типичным чтивом американского массового «потребителя культуры». На одной стороне — многомиллионные тиражи и массовая идентификация читающей молодежи с людьми дворянской культуры, наделенными сложными страстями и чувством ДОСТОИНСТВА. На другой — бесконечные «мисс» из пригорода и из социальных низов, НЕЖДАННО встречающие БОГАТОГО жениха-красавца.

      Начиная с Н.Хрущева и лозунга «Догоним и перегоним Америку!» началось преобразование СССР в «общество потребления», что обосновывалось «познанными» марксизмом «объективными» законами общественного развития, в соответствии с которыми СССР уже никак не мог избежать «светлого будущего», где автоматически должны были раскрываться созидательные творческие потенции индивида, как следствие его непрерывно возрастающего материального благосостояния (?!). Параллельно в культурном плане хрущевская «оттепель» положила начало процессу «понижения планки», давшему «исторический шанс» дипломированной ПОЛУпросвещенности 1980-х-1990-х, отрекомендованной еще А.Пушкиным: «Невежественное презрение ко всему прошедшему, слабоумное изумление перед своим веком, слепое пристрастие к новизне, частные поверхностные сведения, наобум приноровленные ко всему…»

      В результате «юноши Эдипы» расплодились в такой степени и заняли такие социальные высоты, что в мирных условиях просто сдали страну, так как потребительское сознание проявляет поистине манихейскую ненависть к экономическим «неудачникам», а потому и камня на камне не оставит от того, что обещало автоматическое и скорое наступление «благодетельного» и «изобильного» будущего, но обмануло ожидания. Появились и небезызвестные российские «чикагские мальчики», результаты деяний которых мы все испытываем на себе более 20 лет. И так было не только в России (СССР) — например, позорный провал попытки создания ультралибералом Д.Кавалло по рецептам чикагской же школы «аргентинского чуда», хотя в Аргентине никогда не было «совков».

      А ведь с конца 1940-х гг. феномен «периферийного капитализма» исследовался группой Р.Пребиша на примере Латинской Америки, оказавшейся первым масштабным полигоном, на котором апробировалась модернизация в соответствии с западной моделью развития. Характеризуя эти исследования, В.Рязанов в своем фундаментальном «Экономическом развитии России» резюмирует: «Следуя в фарватере ведущих стран капитализма, периферия оказывается обреченной на зависимость и слаборазвитость — таким был главный вывод, вытекающий из критического анализа попыток проведения прозападного варианта модернизации».

      Оправдание неудач или значительных издержек попыток внедрения западной модели модернизации в странах не-Запада ссылками на «не тот» народ опровергаются и такой историей: в начале 20 века европейцы позарились на Патагонию. Индейцы создали там особую аграрную цивилизацию, она казалась эффективной, и эксплуатация этой земли в капиталистическом плантационном хозяйстве обещала быть выгодной. Индейцев уничтожили (в начале 90-х годов в Испании вышло два тома документов об этой кампании этноцида, собранных католическими миссионерами). Европейские предприниматели освоили очищенные от примитивного хозяйств земли (100 млн. га), построили железную дорогу. Но рентабельным капиталистическое хозяйство западного типа на этих холодных землях так и не смогло стать. Все заброшено, железная дорога заросла травой. «Не тем» народом здесь оказались сами цивилизованные «белые люди».

      Капитализм, как специфический продукт развития западной цивилизации, был рожден буржуазным индивидуализмом мобилизационного типа (М.Вебер), когда протестант стал «энтузиастом повседневности»: страх незнания божеской воли проявился в неугомонной активности «по сю сторону греха земного». В результате же так называемой «революции досуга» 1960-х, изменившей соотношение КОЛЛЕКТИВНОГО ДОЛГА и ИНДИВИДУАЛЬНОГО БЛАГА в пользу последнего (Ж.Дюмазедье), становится массовым индивидуализм другого типа: индивидуализм де-мобилизованных, «расслабленных», изучающий различные виды гедонистического досуга и отказывающий обществу в праве контроля и цензуры его устремлений и практик (приоритет «свободы и прав личности» «юноши Эдипа» неофрейдизма). Именно эти «расслабленные» и есть «основа» того, что называется «обществом потребления» с его кейнсианской «экономикой спроса», обосновавшей способы жить «не по средствам» (экспансия кредита), как исповедание принципа: «максимум притязаний при минимальных усилиях», который может быть реализован одним из двух способов: либо я просто довольствуюсь суррогатами потребления, либо целенаправленно присваиваю результаты усилий других (современников или предков), по праву мне не принадлежащие. В начальной стадии своей жизни (примерно 1950-1980-е) «общество потребления» на Западе использовало первое правило, довольствуясь иллюзиями «социального дизайна» («демократизм» потребления посредством обеспечения сходства ФОРМ того, что потребляют «верхи», и того, что придет к «низам»). Но… «Караул устал!» и стали множиться реалисты-супермены, решившиеся на сознательный отъем у других того, чего они желают для себя. Причем, этот «реализм» проявляется не только на индивидуальном, но и на популяционном (государственном) уровне.

      Миру явились новые милитаризм и (социальный) расизм, носителем которых является «белый человек», воскрешающий античный «культ силы», предполагающий отношение к «архаичному» (имеющему дело с «низменной материей») труду как к уделу рабов, скотов, «недочеловеков» — для того, чтобы решиться отнять у других то, чего я хочу для себя по праву сильного «белого человека», нужно признать этих других расово и социально неполноценными: «не той» ментальности, «не той» традиции, «не той» веры. Здесь психоаналитики укажут на действие механизма «вытеснения и проекции», когда некая скандализующая характеристика (в рассматриваемом случае — имеющий дело с «низменной материей» труд, от которого «информационное общество» безусловно зависит) вытесняется нами из собственного сознания и неосознанно проецируется на других для «решительного и бескомпромиссного» осуждения. В общем, нужно признать этих других «незаконными» (недостойными) наследниками и владельцами территорий с дефицитными природными ресурсами, на которые есть «более достойные и эффективные» претенденты. «Vae victis!» (Горе побежденным!).

      Примечательно, что некоторые потомки советских людей «проецируют» дважды, когда скандализующей характеристикой является их «происхождение»: сами являясь потомками пресловутых «кухаркиных детей», присвоили (приватизировали) себе господский снобизм, хотя имеющих на это право «чистокровных» родословных уже практически не осталось. Господский снобизм в этом случае — это компенсаторная уловка хамского сознания, возомнившего себя «панским».

      Прежде чем предъявлять свои права на Россию, новой российской «аристократии» надо бы сначала усвоить, что «благородство определяется требовательностью и долгом, а не правами. Noblesse oblige [Положение обязывает]. «Жить как хочется — плебейство, благородны долг и верность» (Гете)» (Х.Ортега-и-Гассет).

    • Щиблетов:

      я так и не понял, за что вы ратуете- за социализм сталинского типа или за монархию,или за что

    • Русский:

      Пост Владимира надо было бы выделить отдельной статьёй. Очень недурно !

    • Вершинин Владимир:

      Щиблетов написал: «за что вы ратуете — за социализм сталинского типа ИЛИ за монархию,или за что»
      ***
      А почему «ИЛИ», тогда как Сталин реализовал «И», сохранив государственность России и осуществив ее модернизацию?..

      Одной образованности (информированности) недостаточно для целенаправленного творчества и поддержания жизни. Для перевода информации из дескриптивного (описательного) состояния в прескриптивное (предписательное) требуется определенная СОЦИАЛЬНАЯ ЭНЕРГИЯ, обеспечиваемая высоким УРОВНЕМ МОТИВАЦИИ людей. Сама же мотивация зависит от факторов социо-культурного и духовного плана, решающим из которых является УСТОЙЧИВАЯ (цивилизационная и национальная) ИДЕНТИЧНОСТЬ общества и человека.

      Дело тут вот в чем…

      Если наши прогностические намерения действительно серьезны, то мы будем размышлять о будущем не в абстрактном смысле, как о вообще «возможном» (такое «вообще» беспредметно), а как о том, на что нам предстоит ДАТЬ ОТВЕТ. Иначе говоря, речь здесь об ангажирующем нас будущем, которым мы будем задеты всерьез в случае получения вызова нашим ДУХОВНЫМ ЦЕННОСТЯМ, которые мы безусловно готовы ОТСТАИВАТЬ. Такое понимание прогнозирования будущего основано на том факте, что реакции человека на раздражители опосредованы его прошлой КУЛЬТУРНОЙ (и коллективной) историей, овнутренной в его сознании. Именно это гарантирует человеку избирательность его поведения — определяет правила отбора событий и выстраивания из них иерархий значимого и незначимого, адекватного и неадекватного. У И.Канта это называется «априорными схемами», в современной культурной антропологии им соответствуют «габитусы» (П.Бурдье). Вспомним также об используемой в теории этногенеза Л.Гумилева «сигнальной наследственности» М.Лобашева, как о механизме передачи традиции от поколения к поколению («сигнал сигналов» — речь). Учтя это, приходим к тому,что «наша прогностическая способность в конечном счете измеряется глубиной нашей культурной памяти: те культуры, которые не помнят своего прошлого, имеют столь же мало шансов, как, впрочем, и вкуса, серьезно строить свои отношения с будущим. В результате мы получаем кантовский априоризм в наших суждениях о будущем: априорно предвосхищаемое будущее дается РАМКАМИ нашей культуры, которая определяет, что именно способно нас задеть в будущем, с одной стороны, и каковы возможные рамки нашего ответа — с другой» (А.Панарин, «Глобальное политическое прогнозирование»).

      То есть история движется в соответствии с тем, кем и В ЧЕМ убеждено большинство. Это «в чем» становится «очевидностями» в следующих поколениях посредством Культуры, как кантовской «априорной рамки», сформированной коллективным историческим опытом и овнутренной в нашем индивидуальном сознании триады: система верований, система ценностей, система норм. Культура есть то субъективное, что не тождественно индивидуальному, а потому объективное по отношению к каждому отдельно взятому индивиду.

      Так что соотношении прошлого, настоящего и будущего сложнее ставшего привычным прогрессистского «снятия» прошлого современным: «тени далекого прошлого» не должны мешать продвигаться в «светлое будущее». Вместе с тем, большинство «современных» согласно, что настоящее имеет значение для будущего. Но тогда возникает логическое противоречие: настоящее есть не только прошлое для будущего, но и будущее для прошлого, которое тоже когда-то было настоящим. Таким образом, отрицание значения прошлого для настоящего означает также отрицание значения настоящего для будущего.

      Начиная с И.Канта, под критикой понимается не отрицание, но очищение (исправление). Поэтому «в духе» М.Хайдеггера можно сказать, что действительным двигателем истории является воля к постижению истины, как процесс очищения в настоящем прошлого с позиций (желаемого) будущего. И «объективные» законы общественного развития есть законы общественного (вос)производства, как исторического творчества людей, реализуемого их волевым усилием, мотивируемым, «руководимым и направляемым» Верой (Идеей). Только лишь в силу этого такие закономерности и приобретают человеческий СМЫСЛ, порождающий, в частности, наши ожидания «благодетельности» результата. Поэтому те, кто пытаются «расчеловечить» законы общественного развития, «изъяв» из них нашу «веру-мотивацию-волю», являются злонамеренными самозванцами, стремящимися похитить НАШЕ будущее. То есть принципиальное значение имеет не надежда на вечно действующие «объективные» закономерности (прогресс, НТР, циклы Н.Кондратьева и т.п.), а то, какой социо-культурный тип человека стал доминирующим в той или иной Культуре, а то и в глобальном масштабе.

    • Антихрист:

      Браво Владимир!Пост просто бомба, а недоумкам Щиблетовым, этого не понять никогда!Есть вещи которые понимаешь телом и чувство скорых перемен уже будоражит сознание, неважо война, наводнение, взрыв дремавшего вулкана…но ничего нового

    • Донецкий паренёк:

      Вершинин Владимир вы возможно ярый комунист,или неоконсерватор, но комунизм как таковой себя уже изжил, да я согласен в нём есть здравое зерно,но вы никогда,слышите,никогда не создадите единую мотивацию для всей страны, народа, общности, комуны,» нации».

      Но и капитализм ещё хуже,эта свобода излишняя развращает людей.
      Я не хочу жить в обществе ,где всё продаётся и всё покупается.

      Нам нужно что-то среднее или совершенно новое

    • Донецкий паренёк:

      А и ещё (скажите нахрена писать здоровенные коменты, причём той информации, которой 30 лет в обед,ведь вы не придумываете велосипед,всё уже придумано до вас….

    • Вершинин Владимир:

      Донецкий паренёк написал: «…комунизм как таковой себя уже изжил… …капитализм ещё хуже… Нам нужно что-то среднее или совершенно новое… нахрена писать здоровенные коменты… …всё уже придумано до вас…»

      В интервью 2006 г. «Рукотворный кризис» (http://www.zlev.ru/95_10.htm) А.Фурсов сообщает, что в 1975-ом году на Западе появился доклад «Кризис демократии», написанный по заказу «Трехсторонней комиссии» С.Хантингтоном, М.Крозье и Дз.Ватануки. В докладе обозначены угрозы положению «господ мира сего» — против него начинают работать демократия и welfare state (государство всеобщего социального обеспечения), которое есть отклонение от логики развития и природы капитализма, так как в послевоенный период буржуазия включила перераспределительный механизм лишь в присутствии устоявшего СССР. Перераспределение общественного продукта с помощью налоговой системы welfare state привело к тому, что значительная часть среднего и часть рабочего класса, не имея буржуазных источников дохода, смогла вести буржуазный образ жизни. С падением СССР в жизни среднего класса Запада наступает черная полоса. А вот средние классы бывшей социалистической системы уже стерты «ластиком Истории»: в 1989 году в Восточной Европе (включая европейскую часть СССР) за чертой бедности жило 14 миллионов человек, а в 1996 году — уже 169 миллионов! С 1980-х годов развернулось наступление верхов на середину и низы, завершив двухсотлетний цикл наступления работяг и «середняков». По сути, рабочий класс в ядре капиталистической системы, как и массовый средний класс, теперь не нужны.

      А ведь «средний» советский человек так мечтал пожить как в европейском благополучном доме, что согласился на разрушение своего «НЕблагополучного». Как видим, и европейское благополучие уже приговорили. Остается лишь посочувствовать незадачливым мечтателям.

      Современный обыватель, умоляющий не надоедать ему «философским туманом», а просто «махнуть рукой в нужном направлении», должен, наконец, понять следующее: рядом с господствующими социальными группами всегда присутствуют интеллектуалы, призванные идеологически обосновать решения «сильных». Практическую реализацию этих решений осуществляют политики, экономисты, «силовики» и проч. Так что нет обывателя, живущего вне идеологии, которая так или иначе задает правила его поведения («махнули рукой в нужном направлении»). Весь вопрос в том, «свои» или «чужие» эти «сильные люди». Если «свои», то какие-то погрешности поведения простят, возможно по-отцовски будут уговаривать и убеждать на том простом основании, что обыватель «свой». А вот господствующие «чужие» обязательно сделают «маленького человека» бесправным рабом чужой государственности и чужих сил, которые распорядятся его судьбой без отцовских сантиментов.

    • Щиблетов:

      кто там меня недоумком назвал- сам ты дурак. вот так.

    • Сон:

      Вершинин: «А почему “ИЛИ”, тогда как Сталин реализовал “И”, сохранив государственность России и осуществив ее модернизацию?..»

      Я как раз о том же и писал)))

      Донецкий паренёк:»…комунизм как таковой себя уже изжил… …капитализм ещё хуже… Нам нужно что-то среднее или совершенно новое… нахрена писать здоровенные коменты… …всё уже придумано до вас…”

      Плохо понимает гражданин, что такое комуннизм и кто такие комуннисты)))
      Комунисты это Ленин, Сталин, но не Зюганов и Шандыбин.

    • Сергей:

      да, в статье наглядно отображен инструмент глобализаторов, искоренение неотчуждаемых ценностей.. к сожалению это происходит на наших глазах, причем с подраскового возраста, как мне кажется.

    • Донецкий паренёк:

      Сон пишет :»Плохо понимает гражданин, что такое комуннизм и кто такие комуннисты)))
      Комунисты это Ленин, Сталин, но не Зюганов и Шандыбин.»

      Вы не правы я и имел в виду Ленина ,Сталина …
      Был бы сейчас комунизм такой как предположим в 30е годы, вы бы все со своими мнениями сидели не на сайте, а просто сидели….
      И я не хочу не кого обидеть, но народ не может быть единым ,потому что каждый «типа» имеет «своё мнение» ,и не все в нпшей и в вашейстране образованные люди, и как это не горько редко где можно найти здравомыслящего человека, везде встрячаешь нвежество,моральную грязь,»быдлятину»

    • Донецкий паренёк:

      Вершинин Владимир я всё таки решился прочитать ваш коментарий, и подчеркнул для себя немного новых довольно глубоких мыслей, чувствуется рука мастера…

      И про современного обывателя очень хорошо сказано, и я во многом с вами согласен….

    • каева:

      Природное развитие нашей жизни скатывается к приоритетному развитию жизни клерков, которых жизнь — игра. Бирюльки, карты, какая разница. Игра — это не взаправду, а как будто, тем и хороша.Главное — выжить в комфорте и тепле на месте под солнцем, и под надежной крышей во время дождя.

    Выскажи своё мнение

    Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.

Новости

Кольцо Патриотических Ресурсов